• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Представляем обзор препринта, посвященного психиатрической помощи в России

В Центре вышел препринт "Mental Healthcare Delivery in Contemporary Russia: Past and Present. A Qualitative Analysis of Policy Documents and Professional Journals" (автор: С. Колпакова)

Реформирование в сфере психологической помощи и психиатрии – сложный и долгий процесс. Причиной этому во многом является стигма, связанная с отношением к психически нездоровым людям. Кроме того, даже заметное повышение качества лекарственных препаратов не избавляет многих людей от закоренелого скептицизма в отношении лечения. В разных странах эти проблемы решаются по-своему и в разном темпе. В данной статье описываются препятствия на пути реформ в области психического здоровья в России. Рассматриваются вопросы того, насколько изменилось предоставление услуг психологической помощи со времён СССР и насколько система приблизилась к европейской модели.
Традиционная система помощи психически нездоровым людям, основанная на изоляции и предоставлении «убежища» в виде психиатрических лечебниц, подверглась критике в западных странах ещё в 1950-60-х годах. Последующие изменения в странах Европы хоть и разнятся в зависимости от культурного контекста, исторических особенностей и законодательных и социально-экономических ресурсов, имеют ряд общих тенденций. Особое внимание в европейской системе уделяется качеству жизни и качеству ухода с точки зрения больного, индивидуальному подходу и мультипрофессиональному командному участию в лечении. Кроме того, поддерживается вектор внимания на права человека.
В условиях послевоенного (1918-1922) экономического кризиса в СССР сокращалось количество медицинских учреждений, ресурсов для роста было мало. Принципы молодого Советского государства ставили в центр профилактическую помощь. Среди задач было развитие широкой сети диспансеров для поддержания профилактики заболеваний, гигиены, здоровых условий жизни и труда и сокращении дней временной нетрудоспособности. Позднее наряду с диспансерами открылись дневные стационары. Система оказалась сильно закрытой с акцентом на биомедицинской базе, где любое психиатрическое лечение предоставлялось только психиатрами. Методы же лечения, такие как арт-терапия или даже психотерапия, были высоко “идеологическими” (эксплуатация в виде трудотерапии, лекции по радио). Сильный институциональный контроль, изоляция больных, стигматизация и стереотипизация были важными свойствами советской системы.
Со времён СССР система предоставления психиатрической помощи в России претерпела ряд изменений. Наиболее важные из них были связаны, во-первых, с проведением реформ на законодательном уровне, начиная с введения закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан в его предоставлении» в 1992 году. Во-вторых, появились новые профессии и рабочие места (социальные работники, психологи и т.д.). Кроме того, развивалась частные медицинские услуги. В оказании психиатрической помощи стали принимать участие неправительственные организации (НПО). Существенные изменения произошли с 1995 по 2012 годы, когда федеральные власти ввели в действие три специальные программы, а также ряд законов. Итогом стало расширение подходов к лечению, особенно психотерапевтических и психологических. В то же время, по-прежнему игнорируются важные темы, такие как темы стигмы, социальной эксклюзии, качества жизни, прав пациентов, независимости психически больных людей и общинного подхода (community-based care). Вопрос качества медицинских услуг рассматривается с точки зрения эффективности для государства и общества, но не с позиции пациента и его семьи. Специалисты по-прежнему очень патерналистски относятся к психически больным, которые не считаются равными другим пациентам или здоровым людям. Не изменилось и доминирующее положение психиатров (мнение социальных работников, медсестер и медицинских работников из частных учреждений и НПО редко можно найти в источниках). Дополнительными причинами ограниченности роста в сфере психологической и психиатрической помощи выступают, во-первых, недостаточный запрос на изменения, поступающий со стороны общества, профессионалов и политиков в современный период. Не было сильных и четких требований к качественным изменениям в отношении проблем пациентов или деинституционализации вообще со стороны профессиональных обществ, не было продемонстрировано и готовности к реальному сотрудничеству с другими специалистами Минздрава или внешними агентствами, такими как НПО. Также причиной торможения изменений может быть высокое профессиональное сопротивление, проявляющееся в скептицизме относительно реформ среди профессионалов из-за низкого уровня доверия к властям.

Ссылка на источник